Если мысленно окинуть взглядом русское искусство XVIII-первой половины ХХ века, то, пожалуй, мы не найдём в нём диалогичной автопортретно-биографической темы, условно определяемой как «духовная общность матери и сына-художника».